Размер шрифта: +

Кооперация – наше всё! Экономика расширенного домохозяйства


Кооперативное движение граждан – форма защиты населения от посягательств на его экономические интересы, главным из которых является получение необходимого количества жизненных ресурсов. Пренебрежение кооперацией обходится непростительно дорого для государства и населения.

Президент РФ В.В. Путин в 2012 году в своих программных предвыборных статьях, полностью сохраняющих свою актуальность и сегодня, одной из основных наших задач видел развитие в России гражданского общества: «Мы заведомо проиграем, если будем опираться на пассивную позицию населения… Нам надо научиться компенсировать негативные социальные последствия рыночной экономики и органически порождаемого ею неравенства. Так, как это научились делать страны, которые давно живут при капитализме». Только инициатива граждан может быть двигателем роста и залогом решения проблем коррупции и произвола чиновников, материального неравенства среди людей, бедности, неприемлемого уровня и качества жизни для большой части нашего населения, а также решения задач народосбережения и создания в России справедливого устройства общества, экономики и лучших условий для жизни, творчества и предпринимательства – писал он.

Страны, которые давно живут при капитализме, выстроили гармоничную и развитую экономику, включающую в себя государственный, частный и социально-экономический секторы. Такая сбалансированная экономика может работать на благо общества, компенсируя все негативные последствия рыночных отношений. Социально-экономический сектор современной экономики в развитых и развивающихся странах представляют многочисленные некоммерческие организации, среди которых самыми действенными и массовыми являются кооперативы.

Поэтому социальная потребительская кооперация граждан России – это необходимая и достаточная форма проявления такой гражданской инициативы, такой социально-экономической консолидации российского общества, которой по плечу решение стоящих перед нами задач.

Мы продолжаем тему потребительской кооперации, начатую в предыдущей статье: «Кооперация – наше всё! Или ответ на вопрос: что делать?».

Итак, современная экономика развитых стран включает в себя три сектора: государственный, частнокапиталистический и социальный (потребительский). Именно такая структура позволяет ей гармонично и сбалансированно развиваться. Ключевая проблема наспех реформированной экономики в России заключается в том, что у неё не существует третьего сектора как такового, как института, сформированного российским гражданским обществом для решения своих социально-экономических проблем. И это напрямую связано с двумя негативными обстоятельствами.

С одной стороны, как известно, «свято место пусто не бывает», и мы видим расцвет массы щедро финансируемых Западом фиктивных некоммерческих организаций (НКО), направленных против интересов российского государства и общества. Никакой действенной конкуренции этим фиктивным НКО со стороны настоящих НКО, организованных нашим гражданским обществом и действительно решающим его проблемы, пока не видно прежде всего по причине бедности и пассивности самого общества, малочисленности его среднего класса.

С другой стороны, авангард третьего сектора – потребительская кооперация, которая могла бы заняться именно преодолением бедности, а следовательно, и активизацией нашего гражданского общества, – существует также в фиктивном состоянии старых, унаследованных от социализма уцелевших остатков советской потребкооперации, ничего общего с гражданской инициативой и гражданской социально-экономической самодеятельностью не имеющей.

До сих пор этот сектор экономики остаётся у нас «сокрытым под спудом» – неизвестным, непознанным, неразвитым и до конца не востребованным российским гражданским обществом. Между тем, в его существовании объективно заинтересованы как общество, так и его здоровые организованные силы – государство и национальный промышленный капитал. И прежде всего потому, что отсутствие социально-экономического сектора является прямой причиной наличия двух негативных факторов нашей современной реальности: катастрофическим уровнем коррупции государственного аппарата; и также катастрофическим объемом теневого сектора современной российской экономики.

Особое внимание государству и обществу стоит обратить еще на два негативных фактора, взаимосвязанных с уже названными. Первый: деструктивное воздействие на экономику существующей отдельно от государства банковской системы с её системной функцией ростовщичества – как узаконенной по существу коррупционной функцией управляемой извне монополии. Здесь особенно издевательски выглядит сфера так называемого «потребительского» кредитования, являющаяся глубоко антинародной, угнетающей чудовищным лихоимством и так еле живой потребительский сектор и отвлекающей его от конструктивных задач кооперирования ради справедливых цен и роста уровня потребления. И второй: чрезмерное развитие коммерческих распределительных сетей, которые, в отличие от национального промышленного капитала, не заинтересованы в реинвестициях своих спекулятивных доходов в российскую экономику – как обратная сторона теневого сектора. Именно доходы от посреднических операций в первую очередь уходят за границу, обескровливая нашу экономику.

Со всеми этими критическими для самого суверенитета России угрозами государство без инициативных сил гражданского общества справиться не в состоянии. Верным решением должно стать государственное стимулирование развития новейшей потребительской кооперации и формирование её нового национального объединения (отличного от системы Центросоюза дискредитированного потребкоопа) как авторитетной и весомой силы гражданского общества, прямо заинтересованной во всестороннем взаимодействии с государством и национальным промышленным капиталом в последовательном уничтожении этих угроз.

Но ждать от государства специальных мер стимулирования не остаётся времени. Уже существующих преференций для развития потребительской кооперации вполне достаточно. В дефиците – лишь гражданская инициатива. Однако, не пора ли действовать?

Россия достигла значительных результатов в закреплении политических прав и свобод человека, в то же время остаются незащищенными и уязвимыми многие социально-экономические права граждан. Население нашей потенциально богатейшей в мире страны имеет безусловное право на получение и потребление необходимого физиологически обусловленного количества жизненно важных ресурсов и на защиту своего имущества. Граждане нашего многострадального отечества имеют право на защиту от эксплуатации со стороны монополий финансовых и торговых, ресурсных и коммунальных посредников, на справедливое рыночное ценообразование, на ликвидацию дискриминационного характера системы налогообложения и античеловеческой банковской ростовщической системы.

Современным эффективным инструментом социальной защищенности человека в условиях рыночной экономики является некоммерческая потребительская кооперация. Социализируя сферу распределения товаров и услуг для конечного потребления, она обеспечивает справедливое равноправное участие консолидированного потребителя в товарно-денежной экономике, исключает возможность отчуждения собственности, предоставляет инструменты и способы участия потребителей в общественном демократическом контроле за уровнем и качеством жизни, а также возможности самодеятельной дифференцированной и адресной социальной помощи различным категориям населения.

Потребительский кооператив по сути расширяет экономические отношения и преимущества домохозяйства (семьи) до границ демократически самоуправляемого сообщества совладельцев паевой собственности. При этом к данным коллективно выстраиваемым внутренним отношениям, как и к хозяйственным отношениям внутри семьи, не применяются правила Гражданского Кодекса РФ, как к отношениям, не относящимся к предмету гражданского законодательства (п.6 ст.50 ГК РФ). Правила устанавливают сами пайщики (или в интересах пайщиков – инвесторы-организаторы кооператива) в рамках законодательства о кооперации, ориентируясь на отечественный и мировой опыт.

Распределение благ, имущественный оборот между пайщиком и кооперативом или между пайщиками происходит внутри кооператива, внутри закрытой системы отношений. В этом внутрихозяйственном обороте нет продавцов и покупателей, вместо этого существуют инвесторы и получатели инвестиций. Выстраивается экономика согласованных интересов и взаимного инвестирования. Внутрикооперативная система централизованного распределения формирует единый заказ, который затем по поручению пайщиков кооператив адресует непосредственно производителю или выполняет сам, приобретая товары на оптовых рынках по оптовым ценам. Повышается покупательная способность членов кооператива, растут их реальные доходы, их реальная заработная плата. Происходит одновременное снижение цен и повышение качества потребления. Рост качества потребления приводит к росту качества жизни.

Таким образом, новейшая потребительская кооперация есть не что иное, как социальная экономика расширенного домохозяйства ради расширенного общественного воспроизводства.

Государственная функция налогообложения имеет в себе, как минимум, две неразрывно взаимосвязанные функции: фискальную и регулирующую. При такой гипертрофированной коммерциализации и монополизации сферы распределения, которая сложилась у нас в экономике при отсутствии институциализированного потребительского сектора, регулирующая функция налогообложения автоматически и неизбежно направлена на сдерживание, угнетение потребления, без которого невозможно простое воспроизводство (т.е. выживание).

Для выживания, а тем более для развития нашего общества и роста его экономики чрезвычайно важным становится легальное освобождение сферы потребления и социализированного распределения от такого несправедливого и крайне опасного «паразитного» налогообложения и возвращение налогооблагаемой базы целиком в коммерческую сферу – сектор капиталистического производства товаров и услуг.

К счастью, консолидированному в некоммерческие потребительские кооперативы российскому потребителю действующее налоговое законодательство это позволяет осуществить (НК РФ: п.3/3,4 ст.39; п.2/1 ст.146; п.1/3 и п.2/1 ст.251). И это находится в полном соответствии с вековой зарубежной практикой предоставления потребительским обществам, коммунам, общинам и землячествам статуса «tax-exempt» – организаций, освобожденных от уплаты налогов.

При этом близорукое мнение о том, что вследствие сокращения коммерческой сферы распределения (значит, и его базы налогообложения) государственный бюджет может не досчитаться налоговых поступлений, является полностью несостоятельным.

Совсем наоборот! Все не поступившие в спекулятивную сферу коммерческого распределения денежные средства потребителей будут ими направлены в производственную сферу для приобретения большего количества производимых благ, стимулируя рост производства и таким образом увеличивая его налогооблагаемую базу в большем размере, чем была сокращена база налогообложения коммерческого распределения.

Мы получим рост реальных доходов населения, который приведет к росту реального производства, а значит – к росту экономики, к дальнейшему росту занятости и благосостояния всего общества. К тому же у государства появится смысл и стимул справедливого реформирования налогообложения, переносящего основную тяжесть бюджетной нагрузки на природную ренту и еще белее увеличивающего наполняемость российского бюджета.

Потребительский кооператив как организационно-правовая форма хозяйствования обеспечивает беспрецедентные выгоды не только сообществу своих пайщиков, но и предпринимателям, предоставляя им возможность развивать новые проекты или трансформировать уже существующие в плоскость социального предпринимательства. При этом цель деятельности социального предпринимателя изменяется: вместо цели получения прибыли ставится цель получения потребительской выгоды (т.е. удешевление потребления и его количественный и качественный рост) для себя и пайщиков, а реальные доходы как предпринимателя, так и пайщиков вырастают значительно.

В потребительском кооперативе благодаря консолидации потребностей пайщиков и централизации процесса их удовлетворения достигается экономический эффект оптовых цен для конечного потребителя, значительно удешевляющий стоимость получаемых его пайщиками товаров и услуг по сравнению с внешними розничными рынками. Этот эффект заметно усиливается отсутствием налогообложения вследствие некоммерческого характера такой социально ориентированной деятельности, включая всю внутреннюю логистику кооператива, и вследствие возможности обслуживания процесса распределения товаров и услуг силами и средствами самих пайщиков, не прибегая к труду наемного персонала и также исключая связанные с этим налоговые издержки. Именно для таких задач разработан организационно-правовой механизм потребительского хозяйства.

Потребительский кооператив представляет собой членскую организацию переменного состава, коллективно владеющую кооперативной паевой собственностью также переменного состава. Каждый вступающий в кооператив обязан внести имущественный или денежный паевой взнос не ниже установленного минимального размера, верхний предел не устанавливается. Паевые взносы являются возвратными и составляют паевой фонд кооператива, являющийся для него несобственным фондом: движение его средств происходит только по поручению пайщиков; именно он используется для выполнения товарного заказа пайщиков. Для выполнения своих уставных задач кооператив вводит систему регулярных членских взносов, являющихся невозвратными, которые образуют собственные фонды кооператива и направляются на покрытие всех возникающих в процессе его деятельности расходов. Если кооператив занимается распределением услуг, для их получения пайщики также вносят невозвратные целевые взносы. Неизрасходованная часть собственных фондов кооператива образует его профицит, направляемый в соответствии с уставной целью кооператива на удовлетворение потребностей пайщиков, которые получают за счет этого излишка дополнительную потребительскую выгоду – профит.

При этом вместе с принципом демократического членского равенства в кооперативе реализуется принцип справедливого экономического неравенства: потребительская выгода, получаемая каждым пайщиком, тем больше, чем больше участие пайщика в хозяйственной деятельности кооператива (т.е. чем больше его суммарный экономический вклад). К участию в хозяйственной деятельности относятся: уплата взносов; получение пайщиком товаров и услуг в кооперативе; привлечение новых пайщиков; участие в распределительных хозяйственных операциях или социальных программах кооператива в качестве добровольца; участие в управлении кооперативом в качестве должностного лица на общественных началах (без заработной платы) и пр. Таким образом, социальный предприниматель, организовавший кооператив и являющийся его пайщиком-инвестором, внёсшим несоизмеримо больший паевой взнос, чем его пайщики-потребители, и управляющий всей деятельностью кооператива во благо каждого из его пайщиков, по справедливости получает наибольший профит.

Однако потребительский кооператив работает исключительно с закрытым сообществом своих пайщиков – осуществляет только внутрихозяйственную деятельность. Никакой реализации товаров и услуг посторонним лицам он предпринять не может, иначе сразу перестанет быть некоммерческим и потеряет все свои преференции, предоставленные ему законодательством. Поэтому социальному предпринимателю в случае необходимости расширить деятельность и не ограничивать возможности своего проекта постоянным кругом своих пайщиков, а работать также на внешнем рынке (за пределами кооператива), реализуя товары и услуги неограниченному кругу лиц, необходимо действовать, например, через дочернюю кооперативу коммерческую структуру – ООО со 100%-м участием потребительского кооператива, которое также согласно законодательству имеет некоторые налоговые льготы, хотя полностью не освобождено от налогообложения.

Таким образом, организационно-правовая форма потребительского кооператива – это современный эффективный механизм, позволяющий российским предпринимателям и всем активным неравнодушным гражданам России через создание многочисленных чрезвычайно выгодных для них конкретных микроэкономических структур участвовать в постепенном образовании и утверждении в России так недостающего нам социального макроэкономического потребительского сектора, без которого «хромает» наша отечественная экономика.

Возьмём же на вооружение девиз социальной кооперации: «Поможем себе сами!»

Маликов О.И. президент ГПК «Лига Русской Кооперации»

Ленин (Ульянов) Владимир Ильич: О кооперации. Част...
Кооперация – наше всё! Или ответ на вопрос: что де...

Читайте также:

X

Извините!

Но вы не можете воспользоваться данными возможностями правой кнопки мыши!